на головну

"Криминальная директриса"

(09.10.2003р.)

Сотрудниками Переяслав-Хмельницкого отдела госслужбы по борьбе с экономической преступностью в ходе продолжающейся в Киевской области милицейской отработки изобличена некая чиновница, которая вместо того, чтобы реально помогать старикам и прочим немощным землякам, весьма профессионально подчищала их и так скудные карманы…

По делу проходит 24 потерпевших, имеется 8 заявлений и 8 гражданских исков (за это время четверо их авторов уже умерли), остальные люди, против прав которых совершались нарушения и преступления, в юридическом плане являются недееспособными. Имеющаяся у них какая-то собственность, земельные паи, пенсии, на которых можно было тем или иным образом "нагреть руки", стала предметом внимания нечистоплотного руководителя. Ущерб же по делу, предварительно оценивается в сумму около 21000 гривен…



- Виктория Л. (имя изменено в интересах следствия) - юрист, работала когда-то дворником, а потом инспектором по начислению пенсий, - рассказывает начальник ОГСБЭП Переяслов-Хмельницкого ГРОВД майор милиции Юрий Доготар. - Сейчас она, имея около 30 подчиненных, руководит П.-Хмельницким районным территориальным центром обслуживания пенсионеров и одиноких нетрудоспособных граждан (РТЦ) при местной райгосадминистрации. Учреждение находится в ведомстве министерства труда и социальной политики Украины.

Раньше уже были прецеденты, когда правоохранители дважды недвусмысленно интересовались особой Л. Но, то ли слабой оказалась доказательная база, то ли высокие покровители позволяли чиновнице уйти от серьезного уголовного преследования. Не удивительно, что и в этом, без сомнения кричащем факте бесстыдного и явного преступления, "фигурант" сыщиков пытается выйти сухой из воды, оставаясь в "тени". По всей видимости, оперативники из ГСБЭП вышли на личность, прошедшую в сей отрасли "и Крым, и Рим, и медные трубы", настолько профессионально и "правильно" все здесь закручено.

…При РТЦ существует стационарное отделение, где в с. Ерковцы содержится около 20 престарелых и одиноких людей, которые не в состоянии полноценно следить за собой, обеспечивать свою жизнедеятельность вследствие возраста или очень плохого здоровья. Л. пользовалась тем, что многие из них не имели родни, или же родственники не больно заботливо и уважительно к ним относились. У большинства этих пациентов обнаруживались всякие психические расстройства и деформации, вплоть до полной утери юридического статуса дееспособности - обстоятельство, всегда уважаемое "ткачами" криминальных паутин.

-Согласно законодательства, в такой стационар может попасть исключительно одинокий человек, - продолжает Юрий Николаевич. -- Задача РТЦ - организовывать совместно с органами местного самоуправления поиск немощных, брошенных всеми сограждан, оказывая им соответственную социальную защиту. Государство обязано содержать на полном обеспечении этих несчастных стариков - и кормить, и лечить, и хотя бы немножечко любить…

Каждого кандидата в стационар РТЦ изучали на предмет его социального статуса, наличия недвижимости и размера пенсий, земельных паев и ближайших родственников. Не забывали чиновники справиться и здоровье будущих подопечных, особенно их интересовало состояние психики последних. Примечательно, что вышеуказанные аспекты входили в функциональные обязанности сих попечителей чужой старости, кои формировали на каждого из пенсионеров личное дело.

В здешнем РТЦ существовал негласный, добровольно-принудительный порядок поступления в стационар - никто туда не размещался, пока не оформлялось завещание на это учреждение. Хотя установить факт такого принуждения непросто, ведь все завещания - вещь сугубо личная. Иное дело, как сия "вещь" добывалась, и как людей подталкивали к изъявлению своей "доброй воли".

Впрочем, даже если старики и не оставляли бы после себя завещаний, то согласно закону первым претендентом на их жилье (наследство) после смерти оказывалось именно то заведение или лицо, кое содержало тех до самой кончины. В нашем случае им становился РТЦ, и Виктория Л. ничего против этого не имела, даже наоборот, активно внедряла в жизнь "правильные" установки.

Но, как говориться, дорога ложка к обеду. Посему директрисе не особо хотелось ждать, пока кто-либо из подопечных отдаст Богу душу. Ее подчиненные, как правило, не имеющие высшего образования и не шибко разбирающиеся в вопросах экономики и права, весьма легко управлялись в нужном для начальницы русле. Проще говоря, она, если разобраться, прямым текстом их подставляла. Обставляясь нужными "бумажками", печатями, бланками, подписями, выдавленными под угрозами свидетельствами, оная загребала жар явно не своими руками.

Когда соцработники начали все-таки понимать, к чему их подталкивают, они возмутились, не смотря на прямые угрозы шефини. Коллектив буквально восстал супротив воли непорядочной директрисы. Люди готовы дойти до высших инстанций в Киеве, чтобы добиться справедливости для себя и для обобранных ни за что ни про что стариков, всю жизнь прогнувших спины на колхозных полях и получивших напоследок от государства "благодарность" в виде бессовестной попечительницы.

Завещание для Л. необходимо было уже сейчас как ширма для того, чтобы вытворять с имуществом пациента стационара РТЦ в Ерковцах все что захочется. После получения сего важного документа, дом одинокого пенсионера сразу выставлялся на продажу с соответствующей рекламой. Само завещание после смерти его автора давало возможность Виктории тотчас оглашать права на наследство - без какой-либо волокиты в городской или сельской власти. Так быстрее и сподручнее "обрубить" возможные корни законных претензий к сим махинациям.

Майор Доготар ответственно заявляет, что подозреваемая под чистую обобрала людей, исключив возможность предоставления им полного пакета государственных гарантий и стандартов социального обеспечения и помощи. Обманула она и государство, ведь под сии программы выделяются немалые бюджетные средства. Вместо того чтобы получать блага упомянутого "пакета" бесплатно, и полноценно распоряжаться своей скудной пенсией, постояльцы вынуждены были мириться с тем, что их пенсии нагло "дерибанятся" директрисой - якобы на законных основаниях для их же блага. Т.е. обездоленные (а среди них были участники ВОВ, пострадавшие от аварии на ЧАЭС) не получали в полном объеме не только сии гарантии, у них отбирали последнюю копейку.

"КОРЕШКИ" ТО ЕСТЬ, А ГДЕ ЖЕ "ВЕРШКИ"?

"Раскрутка" же всей схемы злоупотреблений директора П.-Хмельницкого РТЦ началась с получения правоохранителями оперативной информации. В марте 2002 года некая София Тарасова - подопечная Л. - получает от правительства Германии, как бывшая "остарбайтер", компенсацию в сумме около 2500 гривен. Старушку отвезли в банк, но денег своих она так и не увидела. Директриса смилостивилась на 117 гривен, остальное без зазрения совести у нее отобрала. Восьмидесятилетняя София Андроновна, серьезно страдающая катарактой, просила отвезти ее на обследование - мол, на это и на операцию у нее есть деньги (их действительно хватило бы с лихвой). Виктория заверила бабушку чтобы она не переживала - вот только давайте свои деньги, пусть полежат в целости и сохранности до нужного момента. Прошел месяц, второй, но никто не вспоминал о бабе Софе. Тем временем ей становилось все хуже, - она катастрофически теряла зрение, стало все сильней повышаться артериальное давление…



Повернутись на головну
Замовити VPS-хостинг
Зарегистрировать домен / register domain ua
Трансляция видео